Меню Закрыть

«ВАРИЛА КОЛДУНЬЯ ЗЕЛЬЕ ВОЛШЕБНОЕ…»

«ВАРИЛА КОЛДУНЬЯ ЗЕЛЬЕ ВОЛШЕБНОЕ…» «Смешала колдунья в ступке корень травки заветной, да приправила щепотью толченых сухих листьев и тем зельем опоила девицу-красавицу, дабы та забылась сном беспробудным…»

«ВАРИЛА КОЛДУНЬЯ ЗЕЛЬЕ ВОЛШЕБНОЕ…»

«Смешала колдунья в ступке корень травки заветной, да приправила щепотью толченых сухих листьев и тем зельем опоила девицу-красавицу, дабы та забылась сном беспробудным…»

Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники! Им бы только байками про чудесные ягоды-коренья народ с толку сбивать… А что за травки колдунья смешала, не желаете полюбопытствовать?!


Мандрагора: Ишь, кричит-надрывается!

Ну, если колдунья знала свое дело на пять с плюсом, то в первую очередь положила в снадобье корень мандрагоры. Помните, в фильме о Гарри Потере куст был диковинный, который криком заходился, когда его из земли тащили? Это киношники в «Ромео и Джульетте» отыскали досье на растение: «Когда его вырывают с корнем, оно кричит; крик этот может свести с ума тех, кто его слышит. А запах листьев так силен, что от него люди становятся немыми».

В старину народ вообще считал, что мандрагора – получеловек, и все потому, что больно уж кустик на человеческую фигурку смахивает: корешки раздваиваются, образуя ручки-ножки, а листва точь-в-точь напоминает роскошную шевелюру.

Древнеримский писатель Плиний уверял, будто бы белый корень – самец, а черный – самка. И Боже вас избавь своими руками вытянуть «вредину» из земли, страшных бедствий не избежать! Коль приспичило раздобыть мандрагору, надо привязать черную собаку к подкопанному корню, себе залепить уши смолой и воском и испугать беднягу-пса так, чтобы он рванул с места. «В сухом остатке» – вожделенный спелый корень и дохлый полкан (животное, как и обещано, испускало дух от жутких воплей мандрагоры).

Давным-давно верили, что эта «особа» предпочитает расти у подножья виселиц. Уж простите за неприятные подробности, но говаривали, будто растение возникает аккурат в том месте, куда капнул жир или семя повешенного. Так что за сила таилась в травке, ради которой народ не жалел сотни черных собак?

Считалось, что сок мандрагоры – лучшее средство от демонов и дьявола, если данные сущности вселились в человека. В средневековых знахарских книгах даже рецептик сохранился: «Для жертвы, одержимой демонами, возьми от тела упомянутой мандрагоры сока, количеством столько, сколько весит трехпенсовик, дай выпить, и вскорости больной будет излечен».

А еще можно взять корешок растения и шесть часов кряду варить его в одном котле со слоновьей костью: от магического соседства и долгой варки кость размягчается – лепи из нее что хочешь, чистый пластилин! Спросите, зачем лепить фигурки из слоновой кости? А как же в колдовском деле без этого? Только с фигурками…

Но не будем сгущать краски, есть у мандрагоры и более мирная миссия: беречь человека от дурного глаза, привораживать любимых и приносить владельцу богатство да счастье. Хотите купаться в любви и роскоши и быть неуязвимым для нападок врагов, зашейте кусочек корешка в одежду. А можно сделать из него домашний амулет!

Положите корень на самое видное место в доме, пусть там денечка три полежит, затем погрузите на ночь в теплую воду (видимо, имеется в виду термос) – оберег готов. Не забудьте только капнуть капельку своей крови в ямку, откуда выкопали кустик мандрагоры. Этот ритуал удесятерит силу амулета: и от бесплодия вылечит, и влюбленных соединит навеки и… да все чего пожелаете, преподнесет.

Жаль только, что сыскать нынче мандрагору, тем паче в нашем-то климате, задача не из легких. Она и в прежние времена предпочитала влажное Средиземноморье, а теперь и там стала редкостью. Говорят, из-за того, что всю мандрагору извели, исцеляясь от бесов…


Сон-трава: наш прострел везде поспел.

Второй ингредиент, который предположительно добавила колдунья в булькающий котел – сон-трава или прострел поникший. Чтобы воочию увидеть этот цветок, нужно ранней весной отправиться высоко-высоко в горы. Там, среди растаявшего снега, распускается диво дивное – светло-фиолетовые колокольчики в обрамлении нежнейшего меха. Да-да, не удивляйтесь! Стебли и листья прострела покрыты мягким, как у котенка, пушком. А цветы, прежде чем распуститься и явить миру удивительной красоты бутон, стоят с поникшими головками, будто дремлют. За это и получили название…

Легенд о сон-траве хоть отбавляй, одна другой интересней. Баили, будто однажды охотник увидел, как медведь вырвал из земли корень прострела и ну его лизать-обсасывать. Вволю накушавшись, Михайло Потапыч захмелел и заснул без задних ног. Зверолов последовал мишкиному примеру, «нализался» прострела и тоже отправился в царство Морфея.

А еще рассказывали, как давным-давно молодушка-красавица пошла в лес погулять да цветочков собрать. Примечала лебедушка цветики яркие, шаг за шагом удалялась в лесные недра. И не ведала, что не по своей воле забредает вдаль от дома, а леший приглядел ее и заманивает во владенья.

Увлек, завел колдун проклятый красавицу на глухую поляну, окруженную вековыми соснами, глубокими обрывами и неприступной скалой. Опомнилась девица, да поздно, дороги назад не найти…

А леший тем временем обернулся в молодца пригожего и вышел навстречу: «Не бойся меня, девица красная! Я тебе зла не сделаю. Лишь одного хочу – чтобы ты стала моей, ибо в этом лесу я царь и повелитель, все мне подвластно!» В общем, стандартный мужской ход…

А девица гордая была, крикнула: «Не бывать этому!» – и кинулась бежать. Да разве спасешься в чаще непролазной? Тут еще молодец скинул с себя маску благочиния и обернулся костлявым дедом.

Подскочило страшилище лесное к пленнице, схватило ее за руки, а та со всей силы ударила лешего. Раздался треск, словно ветка сухая сломалась, и чудище упало наземь в мучительных корчах. Бросилась девушка бежать, но будто неведомая сила удерживала ее на месте, такая усталость одолела, что шагу не ступить – это колдун напустил на бедняжку сон дурной. Рученьки-ноженьки девичьи ослабели, упала она, покрылась дымкой голубой, как весеннее небо, и растаяла…

А на том месте пробился из-под земли красивый цветок, подставив бархатную фиолетовую чашечку солнечным лучам…

Свежие листики сон-травы горьки и ядовиты – от отвращения к злому лешему, а сушеные становятся лекарством – от доброго девичьего сердца…


Осина: «Жить тебе в вечном страхе!»

О вечно дрожащей осине еще в Библии упоминалось и, прямо скажем, не с лучшей стороны. Считалось, что Крест Господень был сделан из осиновой древесины, и принял на нем Иисус Христос муки распятия. Богородица наказала дерево: «С тех пор ветви осины охвачены страхом и беспрестанно дрожат». Однако биологи скептически пожимают плечами: осина не растет в жаркой Палестине, вряд ли могла «насолить».

А православные уверены, что дрожит дерево из-за того, что когда-то на нем повесился Иуда Искариот. Проклято оно из-за Предателя…


Далекие предки славяне-язычники и без библейских историй недолюбливали дрожащую осину: в осиновом лесу полным-полно нечисти, зайдешь туда – живым не выберешься. Ведьмы готовили дурманящие зелья на костре из осиновых поленьев, а колдуны превращались в волков, перекувыркнувшись через осиновый пень.

Честные люди не хотели иметь дела с Иудиным деревом: для строительства его не брали, печку им не топили… Да что там! В тени присесть боялись. Хотя, с другой стороны, считалось, что осина – лучшее средство от нечистых духов.

Если свежими осиновыми листьями выстлать тропинку от дома до большого тракта, по ним вся пакость мракобесная уйдет из жилища. Главное – сделать это раненько утром да не зазеваться, убрать листвяную тропку до заката – не то нечисть вернется и «подкрепление» с собой прихватит.

А уж если в деревне покойник «сомнительный» появился (например, колдун дух испустил), тут без осинового кола не обойтись. Его вбивали в могилу, чтобы ночью упырь не вылез из гроба. Также на кострах из осиновых веток сжигали ведьм, самоубийц и утопленников. Вот такое несчастное растение… И ведь за что страдает? Лишь за то, что имеет слишком широкие листья, которым сложно удержатся на тоненьком гибком черенке. Малейшее дуновение ветерка – и трясется осина мелкой дрожью, словно от страха…


Папоротник: Укажи, где клад?

Вот уж поистине мистическое растение! Сотни миллионов лет произрастают папоротники на Земле – и хоть бы хны. Наступал ледник, падал метеорит, вымерли динозавры, а папоротники и по сей день живут-здравствуют… Клади, колдунья, и его в котел: знамо дело, без мистики и высших сил здесь не обошлось.

В седой древности русичи считали папоротник цветком Перуна – бога-громовержца. Лишь раз в году, в ночь на Ивана Купалу, можно было увидеть цветение Перунова цвета: «Ровно в полночь расцветет золотым огненным жар-цветом разрыв-трава, разорвет тьму ночную, разрушит все узы, все замки от тайн неведомых.

И хоть ярок будет тот цвет, но взор от него отвести не будет силы. Как найдешь цветок Перуна, иди тогда к своим поселянам. Петь будете вместе, хороводы водить, через костер прыгать весело. А как наступит предрассветный час, опалите огнем негасимым колесо – солнца круг, да с горы его в реку пустите, дабы соединить две стихии, огонь и воду, для плодородия, достатка и счастья единого…»

А еще верили, будто с расцветом папоротника открываются все клады, в земле таящиеся. Неизвестно, сколько народу нашло несметные сокровища, но думается, что немного: не существует в природе цветов разрыв-травы, не цветет она…



Автор: Анна Меньшикова

Опубликовано в ДЕРЕВЕНСКАЯ МАГИЯ, МАГИЯ РАСТЕНИЙ И ТРАВ, ВИККА

Связанные записи

Больше на imystic

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading