Рубрика: АНГЕЛЫ

ЧЕТЫРЕ ДЕМОНА ВОЙНЫ

Четыре великих бедствия, которые могут обрушиваться на людей – деспотизм, войны, голод и эпидемии — недаром изображаются как «Всадники Апокалипсиса», поскольку любое из этих явлений открывает сразу все Врата Ада. Каждое из бедствий не просто приносит страдания, оно наносит урон самой человеческой природе, заставляя людей совершать ранее немыслимые для них действия, и впадать в ужасные омрачения и преступления.

Существует множество трактовок и систем, описывающих символические ряды каждого из «всадников», среди которых значительным терапевтическим потенциалом обладает и гоэтическая, соотносящая бедствия с Верховными демонами – Баэлем, Белиалем, Асмодеем и Веельзевулом. Понятно, что поскольку каждый из них открывает все врата преисподней, то любое из бедствий сопровождается небывалым потоком малума в мир, настоящим нашествием хищников и вредителей, однако в зависимости от «Всадника», лидирующие роли при этом принадлежат некоторым особо активным в каждом из случаев демонам.


В случае войны такими лидирующими потоками зла оказываются следующие в «свите» Белиаля демоны жестокости — Гаап, Гласиа-Лаболас и Флаурос, «пропагандисты», ведомые Набериусом и ложные ценности, внушаемые Лерайе.

Рассмотрим структуру «инфернальной основы» войны немного подробнее.

В основе любого конфликта лежит чувство ложной общности, противопоставление «своего» и «чужого», где «свое» безусловно считается хорошим, благим и правильным, а чужое – плохим, преступным и ошибочным. Такое ложное единство и инспирируется Белиалем, а служащий ему Андрас усиливает оппозицию всему «чужому», внушая настроение отдельности и ксенофобии. При этом Белиаль принимает свой облик Священного палача – Аластора и внушает стремление «покарать недостойных».


Исполнителями «приговора» выступают Гаап, внушающий солдатам желание самоутвердиться через доминирование над побежденными, а офицерам – еще и через командование, Гласиа-Лаболас и Лерайе, инспирирующие отыгрывание детских комплексов через причинение боли, и Флаурос, пробуждающий животную жестокость при виде крови.

Активно задействуется и пропагандисткая машина, причем среди «певцов войны» из масс-медиа есть и откровенные обманщики и приспособленцы, ведомые Адрамелеком, и безумные ораторы, находящиеся во власти Набериуса.


Затем подключаются и «производные» свиты – Балам, внушающий идею превосходства и Паймон, подогревающий гордыню, со своими последователями. И огромной лавиной обрушиваются на воюющих остальные демоны, а за ними – и меньшие подстрекатели и прихлебатели, вызывающие огромный отток севеля (энергии страдания), гававха (энергии гордыни) и кинеаха (энергии зависти), которые и составляют основную кормовую базу этих хищников.

К сожалению, количество погибших душ на любой войне значительно больше, чем число погибших тел. И, несмотря на очевидные материальные потери, главная беда войны состоит именно в деградации сознания, в прочном внедрении в него дестракторов и демонических матриц, зачастую маскирующихся под благовидные образы и одобряемые чувства. Если в сознании разгорелась ненависть, если гнев выродился в агрессию и инстинкт выживания – в жестокость, можно быть уверенным, что сознание прочно поражено хищниками, и является уже не воином, но – жертвой, пищевым ресурсом.


Независимо от «внешнего» исхода войны, настоящими победителями в ней всегда оказываются демонические полчища, для которых полученная при раздорах энергия дает пропитание и возможность дальнейшей экспансии. Кроме того, Посмертие наводняется потерянными, сбитыми с толку, злящимися и страдающими элементёрами, обильно истекающими энергией, которые также составляют пищевую базу для хищников Промежутка.

Понятно, что основу противостояния свите Белиаля составляют любовь и здоровый индивидуализм, а также чувство плеромного единства. И главная задача каждого человека, оказавшегося в водовороте войны – сохранить живой свою душу, и только при этом условии стремиться к выживанию тела. Потому что выжить телесно, погибнув при этом душевно – гораздо хуже, чем потерять физическую оболочку.